Религиозная жизнь на Винниччине в 20-е годы ХХ века.

 
С приходам большевиков к власти на Украинляавославной

Церкви наступает время борьбы за право на существование. 20 – е годы ХХ века для Подолья были временем религиозного брожения. В этот период, не без скрытого участия Советской власти, на территория Полодья возникает множество религиозных течений. С падением самодержавия на почве национализма на Украине возрождается идея «незалежної церкви», так званной Украинской Автокефальной Православной Церкви, которая несмотря на общие идеи имела определенного рода разногласия. Так возникло «Братское объединение приходов Украинской Православной Автокефальной Церкви». Кроме автокефалистов, пользуясь переменными успехами, созданная большевиками после февральской революции, на Подолье существовала Живая Церковь или обновленчество. Все эти течения вели борьбу не только с Православной Церковью, оставшейся верной Московскому патриархи Тихону (Белавину), но и между собой.  На фоне религиозного брожения, которое большей часть было борьбой духовенства в простом народе не угасла искра веры. В 20 – е годы видимым знаком милости Божией были чудеса – обновление икон, крестов, куполов. Затем ярким и характерным для нашего края стало крестоношество к чудотворным местам. В это не простое время народ искал духовной поддержки и получал ее, что дало подолянам возможность духовно укрепится в предстоящих испытаниях нелегкого ХХ века.  

В 1922 году Подольский архиепископ Пимен (Пегов) признал обновленческое Высшее церковное управление, после чего стал склонять к этому Винницкого епископа Амвросия (Полянского), который категорически отказался это сделать.  Вместе с викарным епископом Валерианом (Рудичем) владыка Амвросий открыто выступил против обновленчества, которое поддерживалось властями.  Вскоре владыку обвинили в хранении патриарших воззваний и рукоположении белогвардейцев, которых он якобы долгое время укрывал у себя. В 1923 году епископ Амвросий и Валериан были арестованы и вывезены за пределы области. Устранив своих главных оппонентов, обновленцы почувствовали относительное облегчение и перешли в активную фазу. В Виннице все храмы оказались заняты обновленцами. Критической ситуация была и в других районах области. Духовенство не довольное прежним строе активно поддерживало живоцерковников. Так благодаря деятельности некоего священника Сведзинского, который долгое время вел упорную борьбу с архиепископом Пименом (Пеговым), в Каменецком округе к обновленца перешло около сотни человек, недовольные священники и дьячки. Нечто подобно происходило и в Могилевском округе в котором живоцерковники имели переменный успех. А вот в Тульчинском округе обновленческий «епископ» Фотий Маньковский, викарий Каменец – Подольской епархии, хотя и признал ВЦУ, при этом всячески старался помешать его работе. По неизвестным причинам он не позволил обновленцам создать епархиальное управление. Не имело успеха и Гайсинское епархиальное управление, члены которого проживали в разных местечках, а уполномоченный ВЦУ не пользовался авторитетом среди духовенства.  17 июля 1923 года архиепископ Пимен (Пегов) объявил епархиальный съезд духовенства, однако экзархисты сорвали его проведение. Между обновленцами и экзархистами началась настоящая борьба. Во всех этих религиозных противостояниях, которые в большей степени были войнами духовенства, простой народ оставался православным и к обновленцам испытывал неприязнь. Надо сказать, обновленческое крыло в большей степени составляли малограмотные священники в то время, как у тиховновцев духовенство с образованием, и как правило со стажем служения. В 1924 году «епископ» Гайсинский, а впоследствии Винницкий, Иоаким Пухальский организовал съезд духовенства, на котором заявил: «…в данное время церковь отделена от государства, наша цель уничтожить монахов так, как они затемняли народ и были дармоедами». На это заявление резко восстал местный священник Никлиевич. Он отрыто заявил: «Это неправда! Ведь он сам монах, как же он будет уничтожать их? У нас патриарх Тихон и мы идем за ним». 
Кроме Живой Церкви, на Подолье активизировала свою деятельность УАПЦ. В 1921 году для организации украинских приходов на Подолье, прибыл «епископ» Иоанн Теодорович. Практически сразу по приезде в Винницу он предпринял ряд поездок по местечкам и селам, в частности к недавно присоединившемся к Подолью, с призывом поддержать «незалежну церкву» так, как «вона наша рідна». Таким образом ему удалось присоединить к УАПЦ еще два прихода. В октябре – ноябре 1922 года в Виннице Теодорович написал работу «Благодатність єрархії У.А.П.Ц.», в которой пытался доказать каноничность данного течения. Однако по воспоминаниям очевидцев Теодорович «вовсе не производил впечатление верующего человека». Летом 1921 года о своей принадлежности к УАПЦ объявил настоятель Гайсинского Николаевского собора священник Николай Борецкий, потомок Киевского митрополита Иова (Борецкого). Ему удалось привлечь на свою сторону 50 священников с приходами. В октябре 1921 года на Всеукраинском православном соборе духовенства и мирян, Борецкого избрали епископом Гайсинским, его хиротония состоялась 15 февраля 1922 года.  Прибыв с Киева на Подолье «епископ» Николай Борецкий совершил несколько поездок на приходы агитируя крестьян поддержать автокефальное движение, которое по его словам будет иметь «блестящее будущее». При этом жестко осуждал обновленчество и переход на новый стиль – который по его словам великий «грех и ересь». 15 июля 1923 года Николай Борецкий популяризируя автокефальное движение решился на рискованный шаг. В селе Степановка Теплицкого района он устроил грандиозный крестный ход, который собрал огромное количество людей. Специально для этого события с Винницы пригласили фотографа, который должен был запечатлеть это событие, для дальнейшего распространения фотографий по приходам. Таким образом Николай Борецкий рассчитывал создать среди верующего населения Подолья впечатление, будь то бы автокефальное движение имеет множество сторонников. В октябре в селе Касиковка Липовецкого района автокефалисты провели съезд. Кроме этого ими был предпринят ряд и других отчаянных попыток утвердится на Подолье. Получая специальные директивы с Тарнова, автокефалисты контрабандным путем переправляли через границу националистическую литературу, которую потом распространяли по своим приходам. Однако такие действия автокефального «епископа» не остались незамеченными соответствующими органами и вскоре Николай Борецкий за дискредитацию советской власти и участие в петлюровском движении, был арестован. Это событие настолько угнетающе подействовало на автокефалистов, что на некоторое время парализовало их деятельность. Однако автокефальное движение не было настолько влиятельным и сплоченным, как это может показаться на первый взгляд. Часть автокефального духовенства была возмущена не традиционностью архиерейских хиротоний в УАПЦ которые были осуществлены на Всеукраинском церковном соборе 1921 года. Одним из таких был священник села Жлобы Томашпольского района Павел Погорилко, который возмущенный самосвятской хиротонией Василия Липковского покинул УАПЦ и перешел в обновленчество, где получил желаемую епископскую хиротонию. В марте 1923 года он организовал на Подолье «Братское объединение приходов Украинской Православной Автокефальной Церкви» (БОпУПАЦ). Уже к ноябрю месяцу «епископу» Винницкому и Липовецкому Павлу Погорилко удалось объединить вокруг себя 77 приходов. В УАПЦ на тот момент их числилось 330. В 1925 году Павел Погорилко уклонился в Лубенский раскол. Несмотря на разделение и начавшуюся борьбу среди сторонников «незалежної церкви», автокефалисты не прекратили нападки на каноническую Православную Церковь, так называемую тихоновскую. В этот период религиозная война стала более агрессивной, а ее методы боле циничными. В мае 1923 года Винницкий окружной церковный совет во главе с Иоанном Теодоровичем обратился в Подольский Губисполком с жалобой и требование неотложно принять меры для пресечения разного рода притеснений УАПЦ со стороны «чорно – реакційного духовенства…нащадків колишнього «союза русского народа», ідеологів «единной, неделимой»…які ніяк не можуть примиритися з фактом створення незалежної Української Церкви». В обращении окружной церковный совет УАПЦ выразил свою лояльность к Советской власти и благодарность за возможность существования. 25 июля состоялся сьезд духовенства УАПЦ на котором присутсвовало 18 священников Джуринского, Черновицкого и Барского районов. Съезд проходило в храме под руководством «епископа» Могилевщины Николая Карабиновича, поводом собрания было вступление Николая Карабиновича в должность управляющего Могилевской  епархией. После этого события приходы в г. Шаргороде и в с. Гибаловка Шаргородского района перешли в УАПЦ. 
Тем временем антирелигиозная кампания набирался обороты. Большевики вели политику планомеренного уничтожения Православной Церкви.  23 февраля 1922 года ВЦИК-ом был издан декрет «Об изъятии церковных ценностей, находящихся в пользовании групп верующих». Это событи стало настоящим потрясением для подолян. В округе началась кампания по изъятию церковной земли и ценностей. Так в 1922 году разграблению подверглись церкви Бершадского, Погребищенского, Тывровского, Крыжопольского, Шаргородского, Жмеринского, Могилев-Подольского, Тывровского и Ямпольского районов. Кроме церковной земли отбирались и богослужебные сосуды, серебрянные оклады все то, что имело материальную ценость. В 1923 году разорение продолжилось в Винницком, Томашпольском, Гайсинском и Тульчинском районах.
Милость Божия даже в неспокойный ХХ век не оставляла благочестивых подолян без благодатной помощи. В 20 – е годы по Подолью прокатилась волна чудес, которая стала настоящим ужасом для советской власти и знаком милости Божией для верующих. 
Первый факт обновления икон был зафиксирован в 1923 году в Жмеринском районе в селах Станиславчик, Носковцы, Мовчан, Алексеевка и Каменогорка в которой еще до приезда специальной комиссии, местным священником был отслужен молебен. Далее иконы стали обновляться в других районах области. Обновился образ в Тульчинском районе с. Тарасовка. 15 сентября 1923 года в Теплицком районе с. Карабеловка в семье крестьянина обновилась икона, а через некоторое время еще у двоих крестьян повторилось аналогичное чудо. Подобные случаи были зафиксирован в г. Тульчине.  В том же году в Ильинецком районе в с. Хреновка сразу обновилось 10 икон. Специально созданная комиссия изъяла и уничтожила эти иконы. В туже ночь в селе произошёл пожар в следствии которого сгорело 15 хат вместе со всем имуществом и скотом. Народная молва сразу заговорила о наказании Божием за то, что люди отдали на поругание святыни. В след за Винницким округом иконы стали обновляется в Могилевском округом преимущественно в северных районах. 30 августа 1923 года в с. Калиновка Шаргородского района в семье крестьянина обновился образ Спасителя.  В скором времени от Шаргородского райсполкома на имя Главы Окрисполкома поступил рапорт о ряде чудес обновления икон. Так в с. Михайловка у Василия Ивановича сразу обновилось две иконы, а также в с. Слобода Шаргородская у некой Марии Павловны и в с. Федровка обновилась икона свят. Николая. У крестьянина Федора Гозюка с с. Копыстырин так же просветлел на иконе лик. В с. Деребчина в хате Евдокии Погорецкой и у Анны Дзень обновились иконы.  Обновился образ и в с. Перепильчинцы. В общем количестве было зафиксировано около 70–ти обновившихся икон.  Так же в Ладыжине крестьянин заметил в своей домашней молельне среди ряда икон обновившийся образ Спасителя. Новости о чудесах в миг облетали окрестные села собирая вокруг себя боголюбивых крестьян, желающих поклониться пред святыней.
7 июля 1923 года произошло еще одно чудесное событие, которое стало причиной массовых паломничеств к этому месту. В Калиновском районе, проезжая возле 6-ти метрового креста, солдат выстрелил в Распятие и попал Спасителю в правое плечо с которого потекла Кровь. Весть об этом чуде разлетелась по округе и уже на следующий день о нем знали далеко за пределами Подолья. С разных сел люди шли поклонится Калиновскому Кресту. Известно о многочисленных крестоходцах шедших с сел Жабокрыч Крыжопольского района, Орловка и Петрушовка Тепликского района. Сама процессия выглядела довольно эффектно и производила потрясающее впечатление. Во главе крестного хода шли девушки с распущенными волосами на головах у них были венки из полевых цветов, а в руках они держали образа Спасителя, Божией Матери и Святых угодников. По дороге они пели духовные песнопения и перед церквями и поклонными крестами делали небольшие остановки для молитвы и отдыха. За ними ехал обоз с продуктами. Такие хода собирали от 50 до 150 крестоходцев. В 1923 году несколько таких грандиозных крестных ходов прошли через село Великая Вулыга Тывровского района. С октября 1923 года на Подолье набирает популярности «хрестоношество», оно на прямую связано с чудом, произошедшим возле села Голынченцы. Пастушку Якову на долине называемой Иосафатовой явилась Богородица, которая повелела ставить на этом месте кресты. Селяне во главе со священником Тихоном Петринским с хоругвями и иконой свят. Николая, крестным ходом пришли к месту явления Богородицы, установили на этом месте первый крест и отслужили благодарственный молебен. С этого момента непрекращающийся поток богомольце устремился к долине, что бы помолится и установить крест. Люди шли с Волыни, Киевщины, Одесщины, Донбаса и многих других регионов. В народе это место называли по-разному «Долиною хрестів», «Осопатовой долиною», «Вдовиною долиною», «Йософатовою долиною» или просто «Долина». В связи с распространявшимися эсхатологическими настроениями, возникли разного рода суеверия связанным Иосафатовой долиной, к примеру, что до Страшного Суда надо успеть поставить с каждого села по 3 – 4 креста, а последние три села, которые не успеют это сделать провалятся в землю. Подобные суеверия весьма волновали не только население сел, но добрались и до городов. Несмотря на отчаянные попытки властей пресечь паломничество на это святое место, люди не взирая на опасность приносили и устанавливали новые кресты, так что их исчисляли тысячами. 
В 20 – е годы на Подолье прекратили свое существование Бершадский, Грановский, Немировский, Барский, Головчинецкий и ряд других монастырей. Монашествующие подверглись репрессиям, а тем, кому удалось избежать лагерей, расходились по окрестным селам и деревням основуя так называемые «монастыри в миру». Очень часто именно «бродячие монахи» были хранителями обновившихся икон на которые охотилась власть. Изъятые иконы как правило уничтожались, поэтому им приходилось часто менять места жительства переходя от хаты в хату. Приходя на новое место иноки призывали народ к покаянию в связи с возможным скорым наказанием Божьим за вероотступничество. Так в 20 – е годы по селам Подолья поползли слухи о скорой войне с Польшей, страшном голоде и падением Советской власти. В Теплицком районе говорили про комету которая в 300 раз больше Земли и неизбежно должна была столкнуться с нашей планетой, но «Божья сила» отклонила ее так, как «есть еще на земле не грешные и праведники». В этот период среди подолян усиливается эсхатологическое настроение, все ждут ближайшего Страшного Суда. Но несмотря на трудности 20 – х годов, их социальную, политическую, религиозную, нестабильность, народ Подолья остался тверд в своей вере. Все попытки властей вытравить «религиозные предрассудки в народных массах» не увенчались успехом, что отразилось во множестве отчетов и докладов соответствующих органов тех лет. 
 
Соціальні закладки: