Подольские архипастыри: Архиепископ Ксенофонт (Троепольский)

В 1795 году Подолье было присоединено к Российской империи, но католический след, оставленный Речью Посполитой, еще несколько десятилетий напоминал о себе латинским господством. Архиепископ Ксенофонт (Троепольский) был третьим по счету православным епископом на Подолии, которому пришлось на себе ощутить последствия унии и приложить немало усилий для сохранения православной веры.



Родился будущий архиерей в Орловской губернии в 1760-х годах. С ранних лет мальчик возрастал и укреплялся в вере по примеру своих благочестивых родителей. Желая послужить Богу, отрок поступил в Севскую духовную семинарию и после успешного окончания учебы был оставлен в ней преподавателем. Уже на должности осуществилась его давняя мечта – он принял постриг и стал монахом Ксенофонтом. 

Будучи прилежным иноком и исполнительным администратором, 6 июня 1796 года отец Ксенофонт был назначен архимандритом Зеленецкого монастыря. Параллельно с должностью игумена, в этом же году, он стал законоучителем морского шляхетского корпуса. 

Видя старания отца Ксенофонта в возложенных на него послушаниях, 1 февраля 1798 года церковное руководство назначило его преподавателем Казанской духовной академии и настоятелем Спасо-Преображенского монастыря. А уже 24 августа 1799 года он стал ректором академии и наместником Свияжской обители. 

На должности ректора открылись все самые положительные стороны отца Ксенофонта как монаха и администратора. Предвидя пользу, которую ректор может принести Святой Церкви, Синод определил ему быть епископом Свояжским, викарием Казанской епархии. Хиротония состоялась в столичном соборе 15 января 1800 года. 24 февраля того же года он был назначен епископом Владимирским. 

Преосвященный Ксенофонт заботился о духовном просвещении, за что его называли «радетель духовного просвещения». За время служения на Владимирской земле он внес ряд позитивных преобразований в систему семинарского преподавания, в частности отменил телесное наказание за неуспеваемость и учредил поощрения лучшим ученикам. 
К духовенству владыка относился очень строго, награды давал редко. С простым народом был приветлив и проявлял заботу. Довольно часто после служб приглашал к себе на чай чиновников из губернской администрации. 

Богослужения, совершаемые преосвященным Ксенофонтом, отличались особенной торжественностью и величием, да и сам владыка, будучи высокого роста, осанистый, с темно-русой бородой, производил на молящихся незабываемое впечатление. Но вместе с архиерейским величием в нем уживались простота, хозяйственность и любовь к труду. Владыка лично контролировал все дела архиерейского дома, осматривал погреба, амбары, кладовые, во время сенокоса выезжал на поле наблюдать за уборкой сена. Одним из увлечений преосвященного было садоводство. На архиерейской даче он разбил великолепный сад с разными сортами фруктовых деревьев. Очень часто прогуливался садом, осматривая деревья и плоды.  

3 июня 1821 года решением Святейшего Синода владыка Ксенофонт был переведен на Подольскую кафедру с возведением в сан архиепископа. Эту новость он встретил без восторга: Подольский край ассоциировался у него с господством еще неискорененного католицизма. По прибытии на место архиерей сразу вошел в курс епархиальных дел, стал объезжать приходы, проводить ревизии, знакомиться с местным духовенством, положение которого оказалось крайне тяжёлым. 

Поддерживаемые панами-ляхами, ксендзы употребляли все усилия, чтобы как можно больше православных обратить в латинство. Довольно часто, для обольщения простодушных крестьян, они фальсифицировали чудеса. Находящееся под гнетом бесправия православное духовенство не могло дать достойный отпор католикам, так что в католичество в этот период перешли 1500 человек, а в унию – 600. Высокопреосвященный Ксенофонт поручил консистории провести расследование по каждому такому случаю и сделал донесение губернатору. 

Помимо этого владыка приказал изъять из богослужебного обихода униатские книги, лишил помещиков права избирать себе кандидатов в священники и сам, руководствуясь критериями – духовность и образованность – стал назначать духовенство. Необразованных ставленников отправлял на практику в кафедральный собор и лично инспектировал по уставу и катехизису. Что касается церковнослужителей, то они окончательно прикреплялись к приходам.  

В 1822 году в епархии было открыто попечительство о духовных сиротах, к которым владыка проявлял особую любовь и заботу. 

В 1831 году прибывший из Киева протоиерей Иоанн Скворцов произвел ревизию подольских церквей. Проверка длилась целый год, по ее итогам священник доложил руководству, что православное население «за работами не имеет возможности посещать церкви и даже изучить молитвы; церкви его бедны и скудны утварью и сохраняют при этом некоторые следы унии и латинства; духовенство православное так же, как и народ, бедно и быт его не устроен; церковных построек во многих приходах нет, церковных земель и угодий не везде достаточно и при том во многих приходах наделы спорны; к тому же власть католика-помещика везде гнетет пастырей православных, как и их прихожан». 

Высокопреосвященному было поручено принять все замечания к сведению и предоставить в Святейший Синод рекомендации по улучшению состояния дел в епархии. Но по старости и болезни глаз владыка не мог более заниматься управлением и 24 января 1832 года по собственному желанию был уволен на покой. Остаток жизни он провел в Коржевецком монастыре, где и скончался 4 мая в 1834 году.

В церковной памяти архиепископ Ксенофонт остался духовным светочем Подольского края, чутким к чужой беде и боли пастырем, решительным и деятельным в искоренении унии, прилежным в проповеди Православия.